ЛАЙФ.Петербург Информационное Агентство Понедельник, 21.08.2017, 20:35
| RSS
Меню сайта

Категории каталога
New Files [3]
video
texts [214]
текстовые файлы с картинками

ТУРИЗМ ЛАЙФ.Петербург

Главная » Файлы » texts

Я - неправильный художник!
[ ] 15.04.2015, 16:04
 «Я - неправильный художник!»
 
    Интервью с художником Александром  Кондуровым
 
    Александр Кондуров  - Заслуженный художник России, лауреат многих значительных конкурсов, дипломант Российской Академии художеств за монументальные росписи. Возглавляет Объединение «Свободные художники Петербурга». 0н известен также как создатель международного проекта «ART forum PARALLEL WORLDS painting and music», вошедшего впоследствии в социо-культурный и издательский проект известного предпринимателя и мецената Юрия Саулиди  (руководителя логистической компании «Адмирал»). В проекте участвует  группа очень серьезных  художников и музыкантов.
    Кондуров  вообще весьма страстно относится к процессам, протекающим не только  в искусстве, но и в общественной жизни, организуя разные круглые столы, конференции, мастер-классы. Сам же он полон вопросов и размышлений,  так или иначе отражающихся в его творчестве, при этом в попытках разглядеть истинную картину мира, часто противоречив.
    И вот в Русском музее, в Мраморном дворце,  16 апреля открывается масштабная юбилейная выставка по случаю 70-летия Александра  Кондурова.  А вообще группа его творческих товарищей  оказалась настолько выразительной и востребованной в кругах любителей большого искусства, что Русский музей взялся показать работы многих из них  в своих залах. А тут ещё и то обстоятельство, что почти все они родились в Год Победы – в 1945-м!
    Сегодня по особенному  предстает в глазах россиян Греция, тем более, что следующий год объявлен Годом Греции в России, России в Греции. Кондуров и компания первыми наладили уникальный культурный мост на этом направлении.
 
     - Как возник Ваш проект  Арт-форум «Параллельные миры: живопись и музыка»?
   - Лет десять назад писатель Дмитрий Михалевский познакомил меня со своей книгой «Неизвестная античность». В рамках «Камин-клуба», проходившего тогда в моей мастерской, мы в компании философов, психологов, писателей  с большим энтузиазмом обсуждали далеко не бесспорные идеи, высказанные в этой книге. Это дало мощный толчок к творческому переосмыслению античной истории и культуры. Мы вместе полетели в  Грецию, чтобы увидеть своими глазами подлинные останки древней цивилизации, прикоснуться руками к «пупу земли», пройти тропами древних эллинов до пещер, в которых проводились знаменитые мистерии.  С тех пор я заболел античной мифологией, что вылилось в создание большой серии картин, посвященных теме «Космогония».
   Поездки в Грецию не прошли бесследно, там я познакомился с очень интересной семьей, у которой был свой музыкальный театр «Кохилия» на берегу Эгейского моря. Гиоргос Константину, молодой греческий пианист, и его мама Сандра сердечно пригласили меня и моих друзей художников к сотрудничеству. Мы несколько лет ездили к ним, работали, устраивали выставки и концерты. Так возник совместный российско – греческий проект «PARALLEL WORLDS painting  and music», к которому в дальнейшем присоединялись французы, англичане, немцы, ну и конечно греки. Постепенно сформировалась группа, в которую вошли известные питерские художники Латиф Казбеков, Людмила Кондурова, Валерий Лукка, Вячеслав Михайлов, Надежда Николаева, Алексей Талащук и Олег Яхнин. Вместе со мной восемь художников.
 
   - Но как появилась фигура столь примечательного в делах своих на ниве культуры петербургского грека? 
   - Его привела ко мне в мастерскую Людмила Витальевна Давыдова, вдова художника Анатолия Захаровича Давыдова, который был, по сути, моим учителем. Юрий Иванович Саулиди, предприниматель, глубокий ценитель искусства, который к тому времени уже отреставрировал несколько церквей, и только что выпустил книгу о Давыдове. И вот он увидел мои работы, они ему понравились, и мы договорились, что он  издаст и мою книгу.
    Я рассказал ему всю нашу греческую историю.  И он зажёгся, поняв, что наткнулся   на группу весьма интересных зрелых художников, причем примерно одного возраста, и что мы представляем сегодня некий культурный пласт, по аналогии со знаменитыми шестидесятниками.  Так мы неожиданно оказались приглашены в его новый проект «Свободные Художники Петербурга».
   И вот - первая же наша совместная поездка в Грецию увенчалась для нас выставкой в историческом здании греческого парламента в городе Напфлеон на Пелопонесе, которую он организовал вместе с концертом греческих музыкантов. Тогда же был издан первый каталог группы PARALLEL WORLDS.
    Уже через год наша античная тема прозвучала сразу в нескольких значительных залах России: Музее Академии  А.Л.Штиглица, ЦВЗ Манеж и в Центральном Доме Художников в Москве. Там к нам присоединились десять московских художников, близких нам по «группе крови». С тех пор  регулярно в конце года в большом зале Петербургского Союза художников при поддержке Ю. Саулиди проходит выставка «Итоги» нашего совместного с москвичами  объединения   «Параллельные миры», что действует в рамках проекта «Свободные Художники Петербурга». При этом каждую выставку сопровождает прекрасно изданный каталог.
    Сейчас Юрий Иванович  планирует провести серию выставок в Алма-Ате и Астане. Там уже прошли выставки Латифа Казбекова и Алексея Талащука. На очереди выставки Валерия Лукки, Славы Михайлова и моя. А потом там представят себя - в компании с москвичами -  «Параллельные миры».
 
   - А как складывалась судьба объединения  «Свободные художники Петербурга»?
   - Концепцию его сформировал Юрий Саулиди, когда решил печатать книги о художниках Петербурга, которые соответствовали его взыскательному вкусу. До нашего знакомства он уже издал книги о Давыдове и Талащуке. Более того, большое внимание он уделил ветеранам Академии художеств и Академии Штиглица,  критикам и теоретикам, издав уже целую серию  книг по искусству. В выставочной практике объединения стержнем является наша группа, но всегда присутствуют и уже ушедшие ветераны, и молодые художники. Меняются темы, составы участников выставок, но неизменным остается дух творчества и преданности искусству.
    И так состоялся из двух объединений общий проект, практически как единый организм, где художники чувствуют локоть друг друга. Так сошлись и наши греческие привязанности, и он, петербургский грек Саулиди, который укрепил наш мост в Грецию. Мы теперь уверены, что в Год Греции-России он организует мощную выставку и здесь и там, как всегда, с участием музыкантов, что может быть окажется и целым фестивалем культуры.
 
   - Вы – «свободные художники», а кто – не свободные?
   - Те, кто для денег работает.
 
   - Но и вы денег не чураетесь?
   - Да, я могу и заказы иметь, и деньги получать за свои работы, но это не влияет на мою творческую деятельность. То есть, покупают то, что создаю – хорошо, не покупают – и не надо, потому, что я делаю свои работы не для денег. Я выполняю свою миссию художника, которую, считаю, должен выполнять, а свобода заключается в том, что я сам выбираю пути, по которым хожу, и ни один галерист или куратор не может навязать мне свою волю, а значит «несвободу». Я, например, могу завтра взять и начать красить совсем по-другому.
 
   - Что значит для Вас интеллектуальная составляющая в творчестве?
   - Я, видимо, неправильный художник. Для меня мои размышления  - есть моя натура, с которой я пишу. В моих картинах есть и философия, и психология, и даже музыка.
 
   - В ваших ранних работах, особенно в плакате, отмечалось и политическое содержание, что любят сегодня смаковать в вашем творчестве либерально мыслящие наблюдатели. Как это было тогда с политикой, как теперь?
   - Для меня 90-е годы были сменой вех. Я не думал о политике, я наблюдал трансформацию общества и личности. Вдруг увидел: на моих глазах нормальные, уважаемые мной люди начинали превращаться в торгашей, способных продать всё -  и родину, и мать, и отца. «Бизнес!» - это носилось в воздухе. В людях вылезало порой всё даже звериное. «Свобода!» – кричали отовсюду и шли отбирать по праву сильного или с ловкостью хитрого. «Отдай!» - ласково сообщал тип с бесцветными глазами, сладострастно прикладывая утюг к животу поверженного. «Я – мафия!»  - вопил какой-нибудь маргинал, пропихиваясь к амбразуре пивного ларька. Оказалось,  СВОБОДА – это всего лишь отсутствие закона и порядка.
    Подобное произошло и в искусстве. Успешным стал тот, кто шустрее. Многими  людьми завладели маги, ясновидящие,.. ну, и в искусстве, конечно, -  кураторы. Они, не умея сами ничего, определяли успех или провал художника.  Требовалось непрерывно удивлять. Профессионализм никого не интересовал. Свобода на дворе. Естественно, я не мог не среагировать на всё это. Большие картины, написанные в то время, объединились в цикл «Время перемен». Долгое время они были незаметны, поскольку все были заняты летящим временем. И вот теперь эти картины вдруг стали актуальны – многие начали прозревать, отделять зерна от плевел.
 
   - Были и сатирического содержания работы, коль некогда увлекались плакатом?
   - (Вздохнув). -  Я люблю остроумных людей, люблю сам пошутить, но терпеть не могу когорту профессиональных шутников. От юмора до цинизма один шаг. А многое в постмодернистской  культуре – это то, что перешло эту грань. Все иронизируют, прикалываются. Светский тусовочный вид общения обычно закрывает людей бронёй модных одежд, ироничным холодным пустословием, оставляя человека одиноким среди массы таких же одиноких. Люди боятся сокровенных мыслей, и легче всего это скрыть, прикалываясь над всем.
    В природе человека заложен один интересный механизм - это «удовлетворение», что есть - удовольствие от творения. Он существует для того, чтобы сообщить человеку, что он  то-то сделал правильно, как своего рода поощрение. А вот если человек совершил что-то противоприродное, т.е. противное природе (в религии это называется «грех»), то включается механизм под названием «совесть».
    В современном мире мы стали обходиться без этих механизмов, данных природой (или Богом). Вместо «жить по совести», живем по распоряжениям и законам, а вместо стремления к «удовлетворению» стремимся к простейшим удовольствиям. Не обращаемся к позитивной, созидательной деятельности, а прибегаем к прямолинейному воздействию на организм через спиртное, табак, наркотики. Теперь - не любовь, а секс, не творческий поиск, а типовой проект. Мы теперь всё время «отдыхаем», не успев и устать от трудов да  стараний. Недаром вся сегодняшняя реклама переполнена слоганами, где по смыслу: получи удовольствие и немедленно... Вот мы и таскаем на себе «маски благополучия», выворачиваемся наизнанку, чтобы «соответствовать».
 
   - То есть, нет личностного стержня в человеке?
   - Да, да! И это признак слабости, а надев иронические маски, они на самом деле скрывают своё безразличие  к этому миру. И они не творят мир, а разрушают его. Им на самом-то  деле  плохо. Вот в чем беда. Сильный человек обладает внутренним цензором, с которым  он виртуозно пройдёт по жизни, выразив, сказав всё без пошлости. Это и есть искусство.
 
   - Сегодня в художественном мире много либерально мыслящих людей,
В вашей творческой группе вы – единомышленники?

   - В нашей группе собрались люди, выстрадавшие свою свободу, поэтому я бы назвал их «либерально делающими» людьми, то есть людьми ответственными, в отличие от «либерально мыслящих». Думаю, если б в нашей компании кто-то появился с другой сердцевиной, он бы у нас не ужился.
 
   - А какая у вас сердцевина?
   - Мы – серьёзные, думающие люди. На сегодняшнюю Россию я, например, смотрю  с надеждой. К сожалению, в 90-е годы я, как и многие, не осознавал, куда  мы катимся. Думали, что летим, оказалось – катимся. Многая информация – что, откуда, почему - пришла значительно позже. А тогда мы   в заложенном доме пытались клеить красивые обои. Сейчас наша страна оказалась в очень сложном положении, и надо не раскачивать ситуацию, а наоборот, стараться удерживать её  в руках и очень внимательно смотреть по сторонам. Молодости свойственна романтика. Мы, признаюсь, сами в свое время нараскачивали много чего.
 
 
   - Сформулируйте тогда Вашу человеческую и художническую позицию в современных обстоятельствах, на пороге следующего десятка лет своей жизни?
   - Я вырос в провинциальной настоящей российской среде. Среди вологодских храмов и монастырей. Там я получил первые уроки гармонии, впитав пропорции древней архитектуры. Там мне Дионисий (в Ферапонтовом монастыре – Ред.) объяснил, что такое живопись. Российская культура, вообще российская среда мне сущностно гораздо ближе, чем западная,  а ведь мне довольно много пришлось пожить и там.  Я не могу осуждать людей, живущих тем, как  обеспечить себе тот или иной уровень существования. Но мы, люди нашего  круга, живем по неким иным законам. Для нас есть ценности, которые важнее денег, материального благополучия. Убеждён: хотя у нас в обществе немало плохих, даже жестоких людей, однако есть некая базисная сердцевина русского мира, который держится на глубинных нравственных принципах, когда люди видят смысл  в несении некоего своего креста, что выражается в деле, мысли, мировоззрении. В ощущении предназначения. Мне это ближе.
 
   - У вас в 1976 году случился уникальный опыт работы с первым советско-американским фильмом-сказкой «Синяя птица» со знаменитым  голливудским режиссером Джорджем Кьюкором. Как это было?
   - О, это была дивная история! Однажды позвонила Галя Дышленко,  знакомый художник- декоратор с Ленфильма, жена моего друга художника Юрия Дышленко. Говорит: «Вздорный Кьюкор рубит все наши эскизы к эпизоду «Сад сновидений»! Никто толком не может понять, как это должно выглядеть, приезжайте». А я в это время с друзьями занимался оформлением витрин знаменитого Ленинградского Дома моделей… В итоге мы, после баталий с английским художником-постановщиком, создали-таки макет-эскиз Сада сновидений – весь в белоснежно-сахарных тонах. И вскоре была сооружена огромная декорация этого Сада, по которому гуляла Фея Свет в исполнении Элизабет Тейлор. Эту декорацию американцы даже захотели увезти с собой в Голливуд, но на Ленфильме положено было по окончании съёмок декорационную госсобственность уничтожать, что и было сделано. У меня сохранились фотографии и подробное описание этой эпопеи в моей книге «Монолог с отражением».
 
   - Какова  концепция Вашей юбилейной выставки в Мраморном дворце?
   - Будет, условно называя, 4 раздела: христианский, время перемен (перестроечный период), музыка и культура вообще, ну и античный (греческая тема). И во входном зале – работы, связанные с поэзией. Все работы прежде выставлялись, Ведь выставки идут постоянно, и у меня практически нет работ не выставлявшихся. Это - ретроспектива, можно сказать, избранное. Хотя совсем старые работы решил  не выставлять.
 
   - Вы уже не первый, кто выставляется в Русском музее от вашего объединения. Будут и другие?
   - Надеюсь, думаю, что так. Прошли уже выставки Талащука, Латифа, Лукки. Теперь вот моя, потом – Михайлова, Яхнина. У всех в этом году юбилеи: все, кроме Латифа, родились в 1945-м, в год Победы.
 
          Павел Яблонский   
 
                                                                                                                      

 
Категория: texts | Добавил: lifepeterburg
Просмотров: 450 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017