ЛАЙФ.Петербург Информационное Агентство Вторник, 19.09.2017, 23:35
| RSS
Меню сайта

Категории каталога
New Files [3]
video
texts [219]
текстовые файлы с картинками

ТУРИЗМ ЛАЙФ.Петербург

Главная » Файлы » texts

В Польше национальной памятью занимаются серьезно
[ ] 16.09.2009, 09:04

В Польше  национальной  памятью занимаются серьезно

Текст: Павел Яблонский  

Интервью с вице-министром  культуры и национального наследия Республики Польша Томашом Мэртой. Мне довелось побеседовать с паном  Томашем Мэртой  в  Петербурге, откуда он следовал на торжественную церемонию открытия в поселке Ерцево Архангельской области мемориального камня-памятника выдающемуся польскому писателю Густаву Херлинг-Грудзинскому, бывшего узником местного лагеря для политзаключенных в 1940-1942гг. Проект реализован как раз в сотрудничестве с Министерством культуры и национального наследия Республики Польша. В торжественном открытии памятника с польской стороны кроме Томаша Мэрта принимали участие: Марта Херлинг-Грудзиньски - дочь писателя, живущая в Италии, Ежи Бар - Посол РП в Российской Федерации, Ярослав Дрозд - Генеральный консул РП в Санкт-Петербурге, Цезарий Карпиньский - Руководитель Отдела культуры Генконсульства РП в Санкт-Петербурге, а также представители Администрации Архангельской и Вологодской областей.

 

   Томаш Мэрта, 1965 г.р., кандидат гуманитарных наук, публицист и эксперт в области образования, закончил факультет философии Варшавского университета. Работал журналистом и главным редактором во многих в газетах и журналах, автор учебников, методистских пособий для учителей  по обществознанию. С 2000 года советник Министра культуры РП, с 2001 г. директор Института национального наследия, с 2005 г. заместитель Министра культуры и национального наследия РП и глава Учреждения Генерального реставратора РП.

 

- Господин Мэрта, за что, на Ваш взгляд, Вас ценят во всех правительствах?

- Культура, с моей точки зрения, не имеет политической окраски. Меньше всего следует забивать голову политикой, а  думать, прежде всего, о том, что следует поддержать, спасти. Это сложно делать, поскольку в правительстве  очень много политизированности. Но мы в министерстве считаем, что важно  сталкивать в правительстве мир политиков с миром непартийных экспертов в области культуры.

 

- Как министерство занимается восстановлением памятников истории и культуры в мире, в России, в Петербурге?

- Прежде всего, конечно, мы занимаемся  национальным наследием в самой Польше. Но важно заниматься людьми и объектами, которые связаны с польской историей и культурой  в других странах. Это и то, что связано с реставрацией зданий там, и с памятью о пребывании выдающихся  представителей польского народа, что  носит  не только материальный характер.  Занимаемся и  содержанием могил поляков за рубежом, и массовых воинских захоронений, Например, в  Италии, Ираке и других странах. Очень важное значение придаем работе в Украине, Белоруссии, где следы польской культуры наиболее заметны. И в России. И важно, что у нас здесь имеется возможность в рамках наших проектов встречаться  с разными людьми и заниматься ими вместе.

   Среди проектов последних лет – прежде всего проведение  реставрационных работ в Калининграде. Осуществляется попытка восстановления того, что осталось от Прусского музея, (до войны одного из крупнейших в Европе археологических музеев, - П.Я.). Ведем  также реставрацию в Кафедральном соборе Калининграда, восстановили эпитафию польских аристократов Анны и  Богуслава Радзивиллов.

   Ну а в Петербурге наше министерство уже несколько лет  поддерживает восстановительные работы в костеле Св. Екатерины на Невском проспекте. И очень рады, что во всем этом  нам  помогает российское правительство.

   А теперь мы отдаем долг памяти известному польскому писателю  Густаву Херлинг-Грудзинскому, сидевшему в 1940-42 г.г. в лагере в Ерцево  Архангельской области, который является достоянием не только польской, но и европейской культуры. Конечно, многих людей постигла такая судьба, прежде всего россиян. Но этот человек особо дорого нам. По окончании  войны  он написал  книгу «Иной мир», в которой очень ярко описал свою судьбу. И это оказалось событием не только литературы, но и истории. Книга была переведена на многие языки, в том числе на русский. Первое издание вышло на английском,  и предисловие написал знаменитый  философ Бертран Рассел. И вот теперь мы вместе с российскими партнерами решили открыть в память о нем в Ерцево мемориальный памятник-камень.

   Мы при этом, конечно, прежде всего, думаем о будущем, и обращаемся к памяти для того, чтобы в будущем всем нам было лучше.

 

- Коль занимаетесь темой национального наследия, Вы, безусловно, и истинный польский патриот. Как относитесь к тому, что в Украине ставят памятники, как героям, тем, кто во второй мировой  воевал с поляками, даже занимался их массовым уничтожением?

- Мы отдаем себе отчет в том, что в этой части Европы история была очень трудной. И  когда  мы говорим сегодня об этих проблемах, а они появляются  постоянно, то важно осознавать, из какой дали они появляются. Если говорить о польско-украинских отношениях, то  мы были свидетелями того, как президенты Польши и Украины принимали совместное участие в мероприятиях, посвященных памяти убитых на Волыни. И конечно, польская сторона неоднократно выражала сожаление по поводу акции «Висла», связанной с депортацией украинского населения на территории Польши.

   И когда на Украине сегодня  занимаются прославлением тех деятелей, которые с нашей точки зрения запятнали свою репутацию, не значит, что этому радуются в Польше. Эти фигуры как минимум противоречивы. И мы считаем, что надо совместно рассматривать эти  темы, идя по пути взаимной психологической разгрузки путем переговоров. Это должна быть дорога компромиссов. Это не значит, что мы готовы забыть ту правду. Важен диалог, где каждая сторона  предъявляет свои факты, дает им оценку, излагает свое видение истории. Конечно, пока тут не возможно найти полное согласие.

   Если же говорить о Степане Бандере, для поляков это прежде всего тот, кто ещё перед войной убил польского министра. К тому же он был вдохновителем тех людей, которые сыграли хорошо известную россиянам роль. Но мы понимаем, что  с точки зрения  Украины  Бандера – человек, который боролся  за свободу Украины не только с поляками, но, прежде всего  против Советского Союза. Однако, конечно, героем для поляков он никогда не будет.

 

- Все же в России трудно понять, как это совмещается:  Ющенко – лучший друг Польши, при этом ставит  памятники, дает героя Украины врагам поляков – Бандере, Шухевичу. Кстати, украинские националисты воевали  и  в Югославии против партизан. То есть, они были однозначными  союзниками и пособниками Гитлера  в его кровавых  действиях в Европе, что нашло отражение и в Нюрнбергских определениях. И представляется, что польская позиция должна явить себя более однозначно. Иначе создается  двусмысленное впечатление.

- Наша позиция ясна и однозначна. Мы четко артикулируем что было, говорим всю правду. Мы готовы признаться и в собственных грехах, что и делаем и надеемся, что и наши друзья с Украины будут вести себя таким же образом.

 

- Есть ли прямой разговор об этом с президентом Ющенко?

- Это надо спросить самого президента Ющенко.

 

- То есть, прямых  на эту тему вопросов  о героизации польская сторона ему не ставила?

- Думаю, мы ему задаем такие вопросы. Во всяком случае, когда имеем дело с Ющенко, он всегда выражал готовность почтить память всех польских жертв того  периода II мировой войны, о котором  идет речь.

 

- Как отреагировала  польская правительственная, научная, общественная мысль на выступление В.Путина в Гданьске на торжествах  по случаю 70-летия начала II мировой войны, на публикации секретных документов из архивов СВР?

- Тут надо разделить. Нас порадовал  международный резонанс на торжественные мероприятия в Гданьске, что приехали руководители многих стран. Это вновь стало подтверждением того, что  II мировая война началась  1 сентября 1939 года. Нам понравилось выступление А.Меркель, очень важно было присутствие В.Путина, независимо от различий в интерпретации исторических событий. А если  - об опубликованных документах СВР, я не историк, потому могу  лишь констатировать настроение, которое они вызвали в ученой среде. С их точки зрения они не новы, а часть – это скорее и не документы, а личные оценки кого-то, предположения   по поводу какого-то тайного  приложения к польско-германскому договору. Эти публикации в принципе не привнесли  радикальных изменений в известные факты. С моей точки зрения это спор, который не должен вестись на государственном уровне. Ученые должны  выявлять достоверность документов и здраво оценивать поступки, приведшие к развязыванию II мировой войны. Конечно, в эти дни было много эмоций, тем более, когда  нам пытались внушить, что тогдашний  польский министр иностранных дел Юзеф Бек был немецким агентом. Мы не можем к этому серьезно относиться.

 

 


Категория: texts | Добавил: lifepeterburg
Просмотров: 630 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017